Некоторые важные вопросы Арутаму Руйману после церемонии в Санта Круз де Тенерифе 30 июня 2018 г.

 Вопрос об интерпретации видения: В течение ночи у меня было много видений, и я понимала, что видела. Но последнее я не очень хорошо поняла. Видела, что была на берегу…  Руйман: реки или моря?  Вопрос: моря. На берегу моря было двое прекрасных мужчин, которые звали меня. Затем я увидела лодку,  в которой находились четверо мужчин, также очень красивых, звавшие меня. Я шла, и они просили, чтобы я направилась к ним. Все было хорошо, пока я не начала спрашивать, что означает это видение, мгновенно оно исчезло.  РУЙМАН: Итак, ты начала неправильно, попыталась размышлять, использовала перспективу (пространственно-временная блокада) монстра, который смотрит и отвечает твоему имени. Поэтому ты потеряла видение. Волшебный случай растворился, в котором Арутам шепчет тебе, благодаря твоим инстинктам. Тебе нужно научиться больше никогда не делать этого. Это то, как мы в жизни блокируем все, что наш дух хочет прояснить для нас, показывает нам, к чему ведет нас. И в наших снах. Мы все контролируем умом с сопротивлением нашего «я».  ВОПРОС: Как можно сделать так, чтобы ум не мешал нам в наших видениях? Как поддерживать ум в состоянии «недумания», как не использовать ум?  РУЙМАН: Этого невозможно достичь в момент видения. Необходимо приходить на церемонии с уже сделанной этой работой в повседневной, каждодневной жизни. Но в основном все хорошо. Ты была погружена в видение, ты была частью события, и внезапно вернулась привычка, тенденция желать понять – контролировать точкой зрения больной тени сопротивления, сущности «я». Это говорит о том, что ты знаешь, как погружаться в видение. Ты делала этого, единственно, что помешала сама себе. Но естественным образом ты умеешь это делать. И это так: мы родились в Великом Духе. Родились в этом знании, с которым должны лишь только быть, для которого нет необходимости в уме, который контролирует, считает или организовывает себя, нет необходимости в вопросах и ответах, поясняющих облачное восприятие чужого взгляда на мир и единение с нашим чувством. Мы были рождены в этом знании, и тело со своими органами существуют в совершенной гармонии этого знания. Ты была в потоке, позволяя себя опьянять священным зачарованием по направлению к видению, к чувству, позволяя, чтобы свобода прорисовалась чертами света Табака и уникальными штрихами Арутама. Но потом ты вспомнила о своей личности, почувствовала, что ты начала забывать ее, и она снова захватила тебя своей жесткостью, вернулся этот монстр. И естественно, что ты потеряла видение. Но сейчас я тебя спрошу: Что тебе понравилось больше? Когда ты была в потоке чуда, в котором Арутам рисует свое искусство и говорит нам, или когда ум помешал тебе, затуманил все, и ты потеряла видение? Так изучается шаманизм! С помощью чувства. Благодаря ошибкам. Нужно раз за разом совершать ошибки до тех пор, пока что-то в тебе не скажет: Хватит! Я сыта по горло! Пожалуйста! Я не хочу этого больше! Сколько раз со мной будет происходить одно и тоже? И мы спрашиваем себя: Сколько раз в жизни мы совершаем ошибку за ошибкой, падаем больные и говорим: «хватит, я больше не могу так продолжать»? В большинстве случаях, когда совершаем ошибку, мы должны следовать этой тенденции, пока она не преобразуется в полную неудачу. И только так мы осознаем, что это было ошибкой. Единственное, что может сделать Дух, который находится внутри нас – это быть нашим отражением. Отражать то, что мы делаем со своим «я», этим монстром. И да, это самый болезненный способ познания. Но это были мы, кто выбрал этот болезненный путь, когда отдалились от Арутама. И нужно иметь много храбрости, чтобы видеть это. Оставаться стойким, чувствовать, что мы делаем, и решать делать это другим способом. По направлению к Духу. К Арутаму. Поэтому радуйся. Радуйся этому опыту. И всем, которые еще необходимы, чтобы ты насытилась и почувствовала отвращение к этому. И сказала: Вон! Нужно делать это по-другому!   ВОПРОС  :   Вчера     у     меня     очень     болела     голова  .   Когда     я     шел     на     церемонию  ,   думал  ,   что     может     мне     не     стоить     пить     лекарство  .   Спустя     одну     две     минуты     после     того  ,   как     я     все     же     выпил     его  ,   меня     вытошнило  .   Выпил     еще     раз  ,   и     опыт     был     очень     тяжелый…   Руйман: Перед тем, как мы продолжим, я хочу сказать, что головная боль – это почти всегда из-за избытка напряжение, которое происходит, потому что сопротивление «я», символизирующееся печенью, слишком сильно поднимается, напрягает шею и затем увеличивает боль по бокам головы и в макушки. Большое количество мыслей также может вызвать боль в лобной части головы. Нельзя приписывать эту боль Натему, это говорит о том, что нам нужно сбавить темп. Например, если ты уже находишься в этом состоянии, нельзя пить мате в течение нескольких дней до того момента, пока не успокоится боль. И принимать не стимулирующие отвары,  а, наоборот, расслабляющие до того момента, пока не пройдет боль. Оптимальные медицинские средства – это корень белого пиона, кошачий коготь (ункария клюволистная), устричные ракушки и валерьянка. После этого можно снова пить Айяуаску (необходимо соблюдать чрезмерную осторожность с Сан Педро). Если находишься в избыточном состоянии, где преобладает напряжение, это говорит о том, что сопротивление «я» слишком сильно сжимает, монстр кусает, голова ранена, поскольку весь этот огонь находится наверху -  огонь всегда идет наверх, как и тепло, он обжигает. Поэтому, когда ты пьешь Натем, все идет наверх и в какой-то момент выходит через рот. Как бомба, которая разлетается повсюду. И я хочу спросить тебя: Когда тебя вытошнило с силой, и затем ты успокоился, то ты почувствовал облегчение, так? Потому что это вздутие, этот избыток напряжения вышел на воздух, это позволило тебе успокоиться. Смог успокоиться, чтобы снова выпить. Как сделал бы я, я бы подождал как минимум час, чтобы сильнее успокоиться, принял бы табак (он понижает давление, очень успокаивает), чтобы еще сильнее найти гармонию в священном прикосновении, а затем спустя час выпил бы снова. А не так сразу, с таким беспокойством. Конечно, что Натем все еще был немного жестким, когда ты выпил его снова, потому что ты не сделал то, как я тебе сейчас пояснил. И уверен, что Натем был немного жесток, но чтобы быть более точными, нужно сказать, что это не Натем был жестоким. Натем это Натем: он ни жестокий, ни расслабляющий. То, что сделал Натем, это показал тебе сопротивление, которое до сих пор было немного высоким, и тебе не понравилось видеть то, что ты нес в себе, постоянно подпитывая. Тебе не понравилось это, Роберт. Что ты видел такого, для чего ты не был готов?  ВОПРОС: важные моменты моей жизни. Многое из того, что я до сих пор не могу принять. Приходили в мой ум случаи с людьми, когда у них были тяжелые моменты в церемониях.  Руйман: Вчера я много говорил о боли. И как огромна эта боль, которую мы можем проживать и нести с собой. Эту боль задерживает в пространственно-временном узле человек, который верит, что он реальный, сохраняет ее и несет с собой. Часто эта боль была очень сильная и настоящая, но это уже было очень болезненно в свой момент, это не может стать нашим наказанием на всю жизнь. Она должна уходить. И для того, чтобы она ушла, концепция Роберт должна исчезнуть. Человек, несущий эту боль, верящий, что существует, закрывающий пространство и время и в этом напряжение продолжающий дальше жить в каком-то направлении, должен раствориться.  И это то, чего Натем пытается достичь. Но, когда мы не хотим, а Натем ведет нас к этому освобождению, но мы не хотим, а Натем нас расширяет, продолжает вести нас к освобождению со всеми своими зачарованиями, как светлыми, так и темными, поскольку эта темнота – это наша тень, и мы не хотим видеть ее. Пока не наступает момент, где мы говорим: Боже мой, это сведет меня с ума! Так возникает выбор: либо я с уверенностью выбираю этот путь, либо продолжаю, как есть до самой моей смерти. И конечно, что это, словно бросаться в пустоту. Бросаться в бесконечность. И нужно желать этого со всей силой, потому что, в противном случае, зачем давить на себя Натемом? Если есть особенные моменты твоей жизни, сопротивление и боль которых тебе сложно отпустить, можешь рассказать мне об этом лично, мы можем поговорить об этом. Но нужно отпустить это. Необходимо освободить это сопротивление в пространстве и времени. Чтобы не осталась места, куда может вернуться память или боль, так, что если мы пожелаем вспомнить какую-либо травму, то почувствовали, что это бесполезное усилие. Время. Достигнуть подобного, это словно зрелая усталость мудрого старика. Это здоровый человек.  Ты был рожден жизнью из Великого Духа, из Арутама, из кристалла покоя и совершенства, из которого берет свое начало даже самый тихий шепот самого маленького сверчка, поэтому у тебя нет права игнорировать это и жить, страдая и потребляя свою жизнь, чтобы каждый раз ты получал меньше, пока, наконец, не умрешь так.  Ты не заслуживаешь этого, также не заслуживает этого Великое Существо, подарившее тебе жизнь. Это он сейчас тебе ее дает. И продолжает ее тебе давать. Поэтому подумай, хочешь ли ты мне рассказать что-то, расскажи мне, и мы обсудим, чтобы я мог тебе помочь хорошо настроиться на это. И также, если в этом поиске мы увидим что-то очень сложное, всегда можно сделать зачарование над лекарством. Чтобы Дух, с помощью искусства Натема, мог говорить тебе, помог тебе понять, дал тебе перспективу своих зачарований, светлых и темных. И Роберт, ты наш друг, как и все присутствующие здесь. Если в какой-то момент у тебя болит голова, скажи нам об этом, если не я, то Сэми или Нункви, мы запустим в шар пару иголок (смех). Поставим одну внос, другую под язык, еще одну… нет, лучше не надо (смех). Есть еще вопросы?  ВОПРОС: У меня было видение лодки, которую море вынесло на берег, на песок. Тогда я почувствовал, что она не может больше плыть, и начал думать, как можно спасти ее, и вдруг лодка растворилась на миллионы кусочков. Каждая частичка разложилась на более мелкие детали. Затем я почувствовал, как из остатков этой лодки начали расти листья, трава, как жизнь начинала вновь рождаться. Я почувствовал, что жизнь нашла другой способ проявиться, продолжая свой вектор. Это был другой способ, как спасти эту лодку.  Руйман: Если несколько способов, как можно объяснить это видение. Давайте рассмотрим несколько из них. Хотя мне кажется, что ты понял его достаточно хорошо. Что видение произвело на тебя правильное влияние. И кстати, это впечатляющее видение, очень хорошее. Меня впечатляет связь между лодкой и реальностью, человеческой реальностью, эмоциональным слоем, прошлым. Эта человеческая реальность, в конечном счете, была выброшена на берег морем, это словно смерть и отдых от всей этой человеческой реальности, от этой человеческой конструкции. Также меня поражает, как из этого прошлого мы прибыли в настоящее, в котором эта человеческая реальность полностью растворилась на клетки и атомы, и из старого вернулась в ядра тех самых клеток в самой глубине, где смогла снова найти жизнь. И жизнь смогла снова расцвести. Меня удивляет, как эту старую лодку, прибывшую на берег, Натем смог растворить, чтобы найти источник жизни в старом дереве, чтобы оттуда смогли прорасти джунгли, лес.  Это свойственно, что жизнь прорастает из чего-то умершего. Это и вправду удивительное видение.  И я в то время спрашивал тебя, чувствуешь ли ты лекарство? (смех). Очень хорошо. Спасибо, что поделился с нами. Есть еще вопросы?  ВОПРОС: Хотел сказать, что этим утром и в течение всего дня после опыта ночью, я чувствовал себя очень хорошо, огромное чувство глубокой любви, счастья и хорошего состояния. И можно сказать, что само чувство хорошего состояния породило во мне сомнение, о котором я поделился с Джорди и Сами в течение дня. Они дали мне свой совет, и я его принял. Но начал задавать себе вопрос до какого момента я должен возвращаться пить лекарство сейчас. Потому что действительно я чувствовал, что лекарство дала мне всего необходимое на данный момент. Я чувствую себя достаточно наполненным и счастливым. И чувствую, что вновь принятие лекарства может высвободить что-то плохое.  Я не знаю. Сегодня я не нуждаюсь больше в лекарстве. Я поделился этим сомнением с ребятами, и она ответили, что часто раненое эго играет с нами, пугая плохими возможными развитиями событий, создает ловушки, заставляя тебя искать причины, чтобы не продолжать.  Руйман: Если хочешь, я могу сказать тебе мое мнение.  У тебя был очень хороший опыт.  Отдых – это тоже хороший выбор. Я хочу сказать, что не надо спешить. Можешь прийти в следующий раз, а сейчас остаться с этим чувством, которое ты обрел, ведь так долго ты не ощущал этого, и беречь его. Мне действительно кажется, что это лучшее решение. Я это говорю из моего опыта и благодаря тому, что я почувствовал в этот момент. Потому что это чувство, как ты нам рассказал, ты давно не испытывал. Кто знает, возможно, начиная с самого детства. Поэтому, уважая это чувство, я бы остановился на этом и заботился о нем в течение нескольких месяцев. И затем пришел пить еще. И мне кажется, что это что-то священное и уважительное с твоей стороны. И мне нравится, это говорит о хорошем сердце и твоей искренности. Ты мне таким всегда и казался. С того момента, как познакомился с тобой на нашей первой встрече. Честно говоря, ты делал раньше вещи не очень хорошо. Но ничего, мы находимся на острове, не все знают, как нужно начинать. Сейчас ты смог познакомиться со мной, и я очень хорошо знаю эту традицию. Но послушай, надо начинать потихоньку, пока не достигнешь другого уровня. Тебе посчастливилось, что ошибки прошлого не выставили тебе счет. Со многими людьми происходит это. У Духа нет привязанности к определенным людям, но в своей форме он хочет дать тебе урок, чтобы ты не возвращался к своему прошлому. В этот раз ты не переживал ошибки прошлого. Почему? Потому что был невинен. Было искреннее желание. С этим ты пришел сюда. И Дух дал тебе в глубине твоего сердца, дал тебе счастье. И мне кажется это очень уважительным с твоей стороны, что нет беспокойного желания продолжать (как бы позволяя поработить себя жадностью опыта, видений).  Для меня это показатель твоего хорошего чувства, твоей порядочности по отношению к почитаемому Арутаму. Мне кажется это самым лучшим, и поэтому ты тоже почувствовал это. Так что доверяй своему чувству, ты не должен ходить, спрашиваю других людей. Доверяй, потому что правда, что твое чувство, оно благородное. Поэтому, исходя из твоего пути и то, как ты его проходишь, мне кажется твое решение правильным. Если ты останешься сегодня, Натем будет течь. Здесь он уже ничего не найдет. Или найдет правильное пространство в твоем сердце, в твоем чувстве, чтобы анаконда продолжила поднимать свою голову к глазам, к короне. И у тебя был опыт полный видений, очень сильный. Но он был бы очень сильным. С ощутимой интенсивностью. Очень возможно, что будут видения, но мне бы не хотелось, чтобы это затемнило, или скажем, чтобы эта сила заставила тебя забыть то, что была вчера. Мне бы хотелось, чтобы ты сохранил вчерашний опыт, как сокровище, чтобы питать его и заботиться о нем в своем сердце, а затем, чтобы ты вернулся, чтобы сделать прыжок.

Вопрос об интерпретации видения: В течение ночи у меня было много видений, и я понимала, что видела. Но последнее я не очень хорошо поняла. Видела, что была на берегу…

Руйман: реки или моря?

Вопрос: моря. На берегу моря было двое прекрасных мужчин, которые звали меня. Затем я увидела лодку,  в которой находились четверо мужчин, также очень красивых, звавшие меня. Я шла, и они просили, чтобы я направилась к ним. Все было хорошо, пока я не начала спрашивать, что означает это видение, мгновенно оно исчезло.

РУЙМАН: Итак, ты начала неправильно, попыталась размышлять, использовала перспективу (пространственно-временная блокада) монстра, который смотрит и отвечает твоему имени. Поэтому ты потеряла видение. Волшебный случай растворился, в котором Арутам шепчет тебе, благодаря твоим инстинктам. Тебе нужно научиться больше никогда не делать этого. Это то, как мы в жизни блокируем все, что наш дух хочет прояснить для нас, показывает нам, к чему ведет нас. И в наших снах. Мы все контролируем умом с сопротивлением нашего «я».

ВОПРОС: Как можно сделать так, чтобы ум не мешал нам в наших видениях? Как поддерживать ум в состоянии «недумания», как не использовать ум?

РУЙМАН: Этого невозможно достичь в момент видения. Необходимо приходить на церемонии с уже сделанной этой работой в повседневной, каждодневной жизни. Но в основном все хорошо. Ты была погружена в видение, ты была частью события, и внезапно вернулась привычка, тенденция желать понять – контролировать точкой зрения больной тени сопротивления, сущности «я». Это говорит о том, что ты знаешь, как погружаться в видение. Ты делала этого, единственно, что помешала сама себе. Но естественным образом ты умеешь это делать. И это так: мы родились в Великом Духе. Родились в этом знании, с которым должны лишь только быть, для которого нет необходимости в уме, который контролирует, считает или организовывает себя, нет необходимости в вопросах и ответах, поясняющих облачное восприятие чужого взгляда на мир и единение с нашим чувством. Мы были рождены в этом знании, и тело со своими органами существуют в совершенной гармонии этого знания. Ты была в потоке, позволяя себя опьянять священным зачарованием по направлению к видению, к чувству, позволяя, чтобы свобода прорисовалась чертами света Табака и уникальными штрихами Арутама. Но потом ты вспомнила о своей личности, почувствовала, что ты начала забывать ее, и она снова захватила тебя своей жесткостью, вернулся этот монстр. И естественно, что ты потеряла видение. Но сейчас я тебя спрошу: Что тебе понравилось больше? Когда ты была в потоке чуда, в котором Арутам рисует свое искусство и говорит нам, или когда ум помешал тебе, затуманил все, и ты потеряла видение? Так изучается шаманизм! С помощью чувства. Благодаря ошибкам. Нужно раз за разом совершать ошибки до тех пор, пока что-то в тебе не скажет: Хватит! Я сыта по горло! Пожалуйста! Я не хочу этого больше! Сколько раз со мной будет происходить одно и тоже? И мы спрашиваем себя: Сколько раз в жизни мы совершаем ошибку за ошибкой, падаем больные и говорим: «хватит, я больше не могу так продолжать»? В большинстве случаях, когда совершаем ошибку, мы должны следовать этой тенденции, пока она не преобразуется в полную неудачу. И только так мы осознаем, что это было ошибкой. Единственное, что может сделать Дух, который находится внутри нас – это быть нашим отражением. Отражать то, что мы делаем со своим «я», этим монстром. И да, это самый болезненный способ познания. Но это были мы, кто выбрал этот болезненный путь, когда отдалились от Арутама. И нужно иметь много храбрости, чтобы видеть это. Оставаться стойким, чувствовать, что мы делаем, и решать делать это другим способом. По направлению к Духу. К Арутаму. Поэтому радуйся. Радуйся этому опыту. И всем, которые еще необходимы, чтобы ты насытилась и почувствовала отвращение к этому. И сказала: Вон! Нужно делать это по-другому!

ВОПРОС: Вчера у меня очень болела голова. Когда я шел на церемонию, думал, что может мне не стоить пить лекарство. Спустя одну две минуты после того, как я все же выпил его, меня вытошнило. Выпил еще раз, и опыт был очень тяжелый…

Руйман: Перед тем, как мы продолжим, я хочу сказать, что головная боль – это почти всегда из-за избытка напряжение, которое происходит, потому что сопротивление «я», символизирующееся печенью, слишком сильно поднимается, напрягает шею и затем увеличивает боль по бокам головы и в макушки. Большое количество мыслей также может вызвать боль в лобной части головы. Нельзя приписывать эту боль Натему, это говорит о том, что нам нужно сбавить темп. Например, если ты уже находишься в этом состоянии, нельзя пить мате в течение нескольких дней до того момента, пока не успокоится боль. И принимать не стимулирующие отвары,  а, наоборот, расслабляющие до того момента, пока не пройдет боль. Оптимальные медицинские средства – это корень белого пиона, кошачий коготь (ункария клюволистная), устричные ракушки и валерьянка. После этого можно снова пить Айяуаску (необходимо соблюдать чрезмерную осторожность с Сан Педро). Если находишься в избыточном состоянии, где преобладает напряжение, это говорит о том, что сопротивление «я» слишком сильно сжимает, монстр кусает, голова ранена, поскольку весь этот огонь находится наверху -  огонь всегда идет наверх, как и тепло, он обжигает. Поэтому, когда ты пьешь Натем, все идет наверх и в какой-то момент выходит через рот. Как бомба, которая разлетается повсюду. И я хочу спросить тебя: Когда тебя вытошнило с силой, и затем ты успокоился, то ты почувствовал облегчение, так? Потому что это вздутие, этот избыток напряжения вышел на воздух, это позволило тебе успокоиться. Смог успокоиться, чтобы снова выпить. Как сделал бы я, я бы подождал как минимум час, чтобы сильнее успокоиться, принял бы табак (он понижает давление, очень успокаивает), чтобы еще сильнее найти гармонию в священном прикосновении, а затем спустя час выпил бы снова. А не так сразу, с таким беспокойством. Конечно, что Натем все еще был немного жестким, когда ты выпил его снова, потому что ты не сделал то, как я тебе сейчас пояснил. И уверен, что Натем был немного жесток, но чтобы быть более точными, нужно сказать, что это не Натем был жестоким. Натем это Натем: он ни жестокий, ни расслабляющий. То, что сделал Натем, это показал тебе сопротивление, которое до сих пор было немного высоким, и тебе не понравилось видеть то, что ты нес в себе, постоянно подпитывая. Тебе не понравилось это, Роберт. Что ты видел такого, для чего ты не был готов?

ВОПРОС: важные моменты моей жизни. Многое из того, что я до сих пор не могу принять. Приходили в мой ум случаи с людьми, когда у них были тяжелые моменты в церемониях.

Руйман: Вчера я много говорил о боли. И как огромна эта боль, которую мы можем проживать и нести с собой. Эту боль задерживает в пространственно-временном узле человек, который верит, что он реальный, сохраняет ее и несет с собой. Часто эта боль была очень сильная и настоящая, но это уже было очень болезненно в свой момент, это не может стать нашим наказанием на всю жизнь. Она должна уходить. И для того, чтобы она ушла, концепция Роберт должна исчезнуть. Человек, несущий эту боль, верящий, что существует, закрывающий пространство и время и в этом напряжение продолжающий дальше жить в каком-то направлении, должен раствориться.  И это то, чего Натем пытается достичь. Но, когда мы не хотим, а Натем ведет нас к этому освобождению, но мы не хотим, а Натем нас расширяет, продолжает вести нас к освобождению со всеми своими зачарованиями, как светлыми, так и темными, поскольку эта темнота – это наша тень, и мы не хотим видеть ее. Пока не наступает момент, где мы говорим: Боже мой, это сведет меня с ума! Так возникает выбор: либо я с уверенностью выбираю этот путь, либо продолжаю, как есть до самой моей смерти. И конечно, что это, словно бросаться в пустоту. Бросаться в бесконечность. И нужно желать этого со всей силой, потому что, в противном случае, зачем давить на себя Натемом? Если есть особенные моменты твоей жизни, сопротивление и боль которых тебе сложно отпустить, можешь рассказать мне об этом лично, мы можем поговорить об этом. Но нужно отпустить это. Необходимо освободить это сопротивление в пространстве и времени. Чтобы не осталась места, куда может вернуться память или боль, так, что если мы пожелаем вспомнить какую-либо травму, то почувствовали, что это бесполезное усилие. Время. Достигнуть подобного, это словно зрелая усталость мудрого старика. Это здоровый человек.  Ты был рожден жизнью из Великого Духа, из Арутама, из кристалла покоя и совершенства, из которого берет свое начало даже самый тихий шепот самого маленького сверчка, поэтому у тебя нет права игнорировать это и жить, страдая и потребляя свою жизнь, чтобы каждый раз ты получал меньше, пока, наконец, не умрешь так.  Ты не заслуживаешь этого, также не заслуживает этого Великое Существо, подарившее тебе жизнь. Это он сейчас тебе ее дает. И продолжает ее тебе давать. Поэтому подумай, хочешь ли ты мне рассказать что-то, расскажи мне, и мы обсудим, чтобы я мог тебе помочь хорошо настроиться на это. И также, если в этом поиске мы увидим что-то очень сложное, всегда можно сделать зачарование над лекарством. Чтобы Дух, с помощью искусства Натема, мог говорить тебе, помог тебе понять, дал тебе перспективу своих зачарований, светлых и темных. И Роберт, ты наш друг, как и все присутствующие здесь. Если в какой-то момент у тебя болит голова, скажи нам об этом, если не я, то Сэми или Нункви, мы запустим в шар пару иголок (смех). Поставим одну внос, другую под язык, еще одну… нет, лучше не надо (смех). Есть еще вопросы?

ВОПРОС: У меня было видение лодки, которую море вынесло на берег, на песок. Тогда я почувствовал, что она не может больше плыть, и начал думать, как можно спасти ее, и вдруг лодка растворилась на миллионы кусочков. Каждая частичка разложилась на более мелкие детали. Затем я почувствовал, как из остатков этой лодки начали расти листья, трава, как жизнь начинала вновь рождаться. Я почувствовал, что жизнь нашла другой способ проявиться, продолжая свой вектор. Это был другой способ, как спасти эту лодку.

Руйман: Если несколько способов, как можно объяснить это видение. Давайте рассмотрим несколько из них. Хотя мне кажется, что ты понял его достаточно хорошо. Что видение произвело на тебя правильное влияние. И кстати, это впечатляющее видение, очень хорошее. Меня впечатляет связь между лодкой и реальностью, человеческой реальностью, эмоциональным слоем, прошлым. Эта человеческая реальность, в конечном счете, была выброшена на берег морем, это словно смерть и отдых от всей этой человеческой реальности, от этой человеческой конструкции. Также меня поражает, как из этого прошлого мы прибыли в настоящее, в котором эта человеческая реальность полностью растворилась на клетки и атомы, и из старого вернулась в ядра тех самых клеток в самой глубине, где смогла снова найти жизнь. И жизнь смогла снова расцвести. Меня удивляет, как эту старую лодку, прибывшую на берег, Натем смог растворить, чтобы найти источник жизни в старом дереве, чтобы оттуда смогли прорасти джунгли, лес.  Это свойственно, что жизнь прорастает из чего-то умершего. Это и вправду удивительное видение.  И я в то время спрашивал тебя, чувствуешь ли ты лекарство? (смех). Очень хорошо. Спасибо, что поделился с нами. Есть еще вопросы?

ВОПРОС: Хотел сказать, что этим утром и в течение всего дня после опыта ночью, я чувствовал себя очень хорошо, огромное чувство глубокой любви, счастья и хорошего состояния. И можно сказать, что само чувство хорошего состояния породило во мне сомнение, о котором я поделился с Джорди и Сами в течение дня. Они дали мне свой совет, и я его принял. Но начал задавать себе вопрос до какого момента я должен возвращаться пить лекарство сейчас. Потому что действительно я чувствовал, что лекарство дала мне всего необходимое на данный момент. Я чувствую себя достаточно наполненным и счастливым. И чувствую, что вновь принятие лекарства может высвободить что-то плохое.  Я не знаю. Сегодня я не нуждаюсь больше в лекарстве. Я поделился этим сомнением с ребятами, и она ответили, что часто раненое эго играет с нами, пугая плохими возможными развитиями событий, создает ловушки, заставляя тебя искать причины, чтобы не продолжать.

Руйман: Если хочешь, я могу сказать тебе мое мнение.  У тебя был очень хороший опыт.  Отдых – это тоже хороший выбор. Я хочу сказать, что не надо спешить. Можешь прийти в следующий раз, а сейчас остаться с этим чувством, которое ты обрел, ведь так долго ты не ощущал этого, и беречь его. Мне действительно кажется, что это лучшее решение. Я это говорю из моего опыта и благодаря тому, что я почувствовал в этот момент. Потому что это чувство, как ты нам рассказал, ты давно не испытывал. Кто знает, возможно, начиная с самого детства. Поэтому, уважая это чувство, я бы остановился на этом и заботился о нем в течение нескольких месяцев. И затем пришел пить еще. И мне кажется, что это что-то священное и уважительное с твоей стороны. И мне нравится, это говорит о хорошем сердце и твоей искренности. Ты мне таким всегда и казался. С того момента, как познакомился с тобой на нашей первой встрече. Честно говоря, ты делал раньше вещи не очень хорошо. Но ничего, мы находимся на острове, не все знают, как нужно начинать. Сейчас ты смог познакомиться со мной, и я очень хорошо знаю эту традицию. Но послушай, надо начинать потихоньку, пока не достигнешь другого уровня. Тебе посчастливилось, что ошибки прошлого не выставили тебе счет. Со многими людьми происходит это. У Духа нет привязанности к определенным людям, но в своей форме он хочет дать тебе урок, чтобы ты не возвращался к своему прошлому. В этот раз ты не переживал ошибки прошлого. Почему? Потому что был невинен. Было искреннее желание. С этим ты пришел сюда. И Дух дал тебе в глубине твоего сердца, дал тебе счастье. И мне кажется это очень уважительным с твоей стороны, что нет беспокойного желания продолжать (как бы позволяя поработить себя жадностью опыта, видений).  Для меня это показатель твоего хорошего чувства, твоей порядочности по отношению к почитаемому Арутаму. Мне кажется это самым лучшим, и поэтому ты тоже почувствовал это. Так что доверяй своему чувству, ты не должен ходить, спрашиваю других людей. Доверяй, потому что правда, что твое чувство, оно благородное. Поэтому, исходя из твоего пути и то, как ты его проходишь, мне кажется твое решение правильным. Если ты останешься сегодня, Натем будет течь. Здесь он уже ничего не найдет. Или найдет правильное пространство в твоем сердце, в твоем чувстве, чтобы анаконда продолжила поднимать свою голову к глазам, к короне. И у тебя был опыт полный видений, очень сильный. Но он был бы очень сильным. С ощутимой интенсивностью. Очень возможно, что будут видения, но мне бы не хотелось, чтобы это затемнило, или скажем, чтобы эта сила заставила тебя забыть то, что была вчера. Мне бы хотелось, чтобы ты сохранил вчерашний опыт, как сокровище, чтобы питать его и заботиться о нем в своем сердце, а затем, чтобы ты вернулся, чтобы сделать прыжок.