Прояснение сложностей в течение церемонии Айяуаски

Прояснение сложностей в течение церемонии Айяуаски в Эстонии, 2 февраля 2019.    Первый вопрос    Переводчик: Она говорит, что второй раз, на ее второй церемонии,  она чувствует страх смерти. Этот страх не начинается сразу же, когда она начинает чувствовать эффект лекарства, но в какой-то момент этот страх возникает. И он длится до настоящего момента. Сейчас уже вечер. Большую часть дня она была удрученная и спрашивала сама себя, сможет ли выпить еще. Поскольку очень страшно.  Руйман: Говорит, что боится умереть. Хорошо. Пусть подойдет, посмотрим, что происходит. Вы болеете, что-то вас беспокоит? Какая-то проблема, боль?  Переводчик: Сознательно нет.  Руйман: Доктора не говорили вам, что что-то происходит с вами?  Переводчик: Говорит, что у нее были проблемы с желудком, и они не были полностью решены. Например, с опущением жидкостей после еды есть проблемы. Очень медленно. Тяжело дается.  Руйман: Из-за этого она не умрет. Давайте посмотрим язык. Посмотрим пульс. Итак, то, что происходит с ней, это у нее очень бледный язык, а пульс показывает, что состояние жизненной энергии достаточно ослаблено.  Переводчик: У нее было видение об этом. Как будто уже не осталось жизни, что она уходит.    Интенсивность жизненного потока определяет восприятие транса    Руйман: Айяуаска усиливает реальность, реальное состояние, в котором мы находимся. С другой стороны, пульс сердца, который больше всего отображает состояние в данный конкретно момент, показывает, что она очень возбуждена и нервна.  Переводчик: Говорит, что сейчас очень нервничает. Что этот страх, который она пережила ночью церемонии оставил ее в состоянии беспокойства.  Руйман: Беспокойство и нервозность сверху, а слабость и недостаток, холод и страх снизу производят состояние большого беспокойства.  Переводчик: Это хорошая идея снова пить сегодня?  Руйман: Она чувствует эффекты? Думаю, да.  Переводчик: Да, в определенной степени достаточно сильно.  Руйман: Хорошо, она должна пить сегодня меньше. И если хочет, то я могу помочь ей, зачарую лекарство для нее этой церемонией, чтобы увеличить священное прикосновение. Но это будет мягкое зачарование, чтобы произвести энергию, а не что-то сильное, поскольку это покажет ей состояние пустоты и слабости, что снова может напугать ее.  Переводчик: Говорит, что нуждается в помощи. Очень. Но не осмеливалась просить об этом.  Руйман: Хорошо, она уже знает, что может просить. В то время как успокаивается. Это удовольствие для меня. Если хочет, то спустя неделю или две после церемоний, пусть напишет мне, и я вышлю ей рецепт трав, чтобы тонизировать жизненную энергию.  Переводчик: Да, конечно.  Руйман: Пусть не пьет, пока я не увижу ее.    Второй вопрос    Переводчик: Говорит, что у него болит голова по утрам после церемонии, но в течение дня боль проходит.  Руйман: Это происходит, во-первых, потому что «яхи» (лист, который смешивается с Натемом в приготовлении Айяуаски) имеют очень визуальное действие, освобождая ум, и их действие предназначено для того, чтобы показать Духа и природу, берущую свое начало из Него, все его творения в этом мире. Возможно, что ты все еще не способен позволить, чтобы это проявлялось само собой в своей чистоте без сопротивления. Возможно, поддерживаешь свое «я» в течение всей ночи, как если бы оно наслаждалось этими видениями, вместо того, чтобы освободить их. Как бы поддерживая их согласно своей точке зрения, играя с ними, или сжимая каким-либо образом. Входя в свой визуальный мир, чувствуете усталость и головную боль утром. Позже, когда эффект проходит, получается расслабиться, и головная боль уходит. В заключении я бы сказал, что тебе надо расслабить шею, расслабить глаза, не сжимай ничего, перестань привязываться, и позволь, чтобы Дух сиял сам, показывая природу, показывая, как из его кристалла совершенства берет свое начало небо, земля и вся жизнь, все существа. Мы были обучены так, чтобы не смотреть подобным образом. Всегда есть «я», есть сопротивление, монстр посредине, ранящий нас. Мы можем перестать наносить себе ущерб, это мы изучаем, и эти последние уроки болезненны.      Третий вопрос (прямое общение)    В течение церемоний я почти всегда ощущаю такие упорные сохраняющиеся движения. Как будто есть что-то, что контролирует мои движения. И я получил ответ, что это негативные лица или что-то контролирующее меня. Итак, лекарство пытается вывести эти вещи из меня. И это происходит. Но я пытаюсь понять, как много их во мне. И как много церемоний мне предстоит вытаскивать их из себя. Или я так сконцентрирован на этих лицах, что невозможно избавиться от них всех?  Руйман: Это правда, что когда мы отделяемся от Арутама, мы используем различные персонажи, с различными существами внутри нас, тенями, и мы позволяем им отделить нас от энергии, от нашей жизни, создавая реальность в наших умах, конечно же, и в наших ощущениях. Мы используем этот трюк не только с одним существом, а со многими… поскольку они постоянно ошибаются, а мы должны покрывать эти ошибки одну другой. Когда одни проваливаются, мы используем другие. И поэтому мы возвращаемся назад, и нам надо начинать сначала. Это безумный внутренний мир. Шаманизм учит нас, что путь к избавлению от этого не означает поиск каждого темного духа или понимание этой безумной процедуры, как это работает. Это не путь.    Темнота и боль приходит от нашего собственного сопротивления.    Путь заключается в том, чтобы идти к корню, к «я», к сопротивлению, что мы создали и используем в таких многочисленных оправданиях, питая много темных духов внутри себя. Если не будет места, если не будет дома, где они смогут жить, да, они исчезнут. Как дым. Но если ты все еще веришь в себя, в это сопротивление, которое ты называешь «я», то у них есть дом, у них есть ресурс к питанию. В течение церемонии не бойся забыть даже кто ты, или свое имя, даже где ты и твои воспоминания. Даже свои представления о будущем. Потому что если все это исчезнет, то ты узнаешь, что ты являешься всем существованием: небо, Земля, свежий ветер, моря, животные. Это означает исцеление самого себя от самых корней. Но в любом случае, ты делаешь свою работу хорошо, ты не знаешь как, но делаешь ее. Это происходит. Ты намного лучше сейчас, я, конечно, не достаточно хорошо помню твой первый раз, когда ты пил Айяуаску, но это было сложно для тебя. А сейчас ты другой человек. Некоторые вещи требуют времени, особенно шаманизм. Это неизбежно. Ты делаешь работу очень хорошо, брат. Мои поздравления.    Четвертый вопрос    Переводчик: Можешь ли назвать несколько значимых, самых важных вещей, о которых человек должен задуматься, который в первый раз пьет Айяуаску на церемонии?  Руйман: Соблюдал диету?  Переводчик: Говорит, что не соблюдал какую-то конкретную диету, но в любом случае мясо, молочные продукты почти не употребляет. Возможно был чеснок в каких-то из блюд.  Руйман: Сперва – диета. Поскольку если нас вытошнит быстро, то мы не сможем ничего сделать. Хорошо спать, отдыхать и беречь энергию, которую мы теряем путем эякуляции. Это является первым пунктом. Во-вторых, помнить, что все, происходящее на церемонии священно и имеет значение. Все хорошее и все плохое. И ты здесь, самое главное для того, чтобы выйти за пределы своей личности и всего, что ее составляет, чтобы слиться с силой, с Духом, из которого однажды был рожден. Шаманизм был искусством, культурой и путем, который дал смысл для жизни моих предков в джунглях. Это мой ответ.    Пятый вопрос    Переводчик: Как увеличить силу воли без жалости к себе? Поскольку он пронаблюдал, что когда начинает делать что-то, используя силу воли, то заканчивает, жалея себя. Как достичь того, чтобы иметь больше силы воли и силы, но более мягким способом?  Руйман: В общем, как и все в жизни, он говорит о силе воли, говорит о Жизни, о силе Жизни. Это сила воли. Например, приближаясь к жизни путем Шаманизма, с помощью Натема, Айяуаски, и заботясь после об этом единении с Табаком, это путь для увеличения присутствия Жизни в нас. А поэтому и силы.   Присутствие Жизни – это наличие силы воли   Не позволять, чтобы жизнь утекала, сила утекала. Быть бережливым с эякуляцией. Наполнять жизнь любовью и нежностью. Делать все необходимое в те немногие часы света, что у нас есть, чтобы это было важно для нас, что тебе нравится. И если сегодня нам что-то не нравится или не имеет значения для нас, то потихоньку мы улучшаем это, концентрируя себя на том, чего мы хотим добиться. Много времени медитировать, принимать Табак, заботиться о единении с Арутамом и постепенно позволить, чтобы Дух вел тебя. Давайте станем природой каждый раз все с меньшей и меньшей личностью.    Шестой вопрос    Переводчик: Кажется, что с самого детства, внутри он замечает, что есть какой-то персонаж, который постоянно шутит, надоедает. Ему достаточно больно осознавать это в течение церемонии.  Руйман: Это одна из личностей тени, поддерживающей твое «я» твердым. Она заставляет нам судить, критиковать, высмеивать себя в то время, как мы разбиваемся на кусочки. И нужно быть аккуратным, поскольку однажды это «я», меняя персонаж, может попробовать играть с тобой другим способом. Лечение от этого тоже самое, что я объяснял раньше. Нужно отпустить сопротивление до такого состояния, чтобы не было больше места, где может поселиться привязанность, никакой темный дух, никакое мнение. Чтобы не было никакого существа, тени, которая играет и смеется над нашими жизнями. И над жизнями других. Над миром.  Переводчик: Более конкретно что можно сделать? Попробовать расслабиться насколько это возможно?  Руйман: Я не могу сказать больше того, что уже объяснил. Сопротивление – это что-то, что мы должны найти и отпустить. Это временно- пространственный блок. Темное «я», прерывающее бесконечный поток, создающее некоторые ограничения. Мы должны перестать питать это, перестать верить в это. Перестать верить в суждения и во все, что мы хранили, чтобы питать это и иметь мнение больного. Это дело практики, и Айяуаска используется именно для этого в шаманизме. Поэтому нам иногда кажется такой жестокой, такой темной, такой беспощадной, такой мрачной. Поскольку она достает эту тень, показывает и выбивает из нас, показывая ее реальность нам, ее жалкость, и что мы постоянно хотим быть с этой тенью, с этим персонажем, оправдывая ее и не смотря на нее. С Айяуаской эта игра не проходит. Это хорошее вмешательство, хорошее лекарство для исцеление корней, основы любой человеческой ошибки и соответствующей ей болезни.

Прояснение сложностей в течение церемонии Айяуаски в Эстонии, 2 февраля 2019.

Первый вопрос

Переводчик: Она говорит, что второй раз, на ее второй церемонии, она чувствует страх смерти. Этот страх не начинается сразу же, когда она начинает чувствовать эффект лекарства, но в какой-то момент этот страх возникает. И он длится до настоящего момента. Сейчас уже вечер. Большую часть дня она была удрученная и спрашивала сама себя, сможет ли выпить еще. Поскольку очень страшно.

Руйман: Говорит, что боится умереть. Хорошо. Пусть подойдет, посмотрим, что происходит. Вы болеете, что-то вас беспокоит? Какая-то проблема, боль?

Переводчик: Сознательно нет.

Руйман: Доктора не говорили вам, что что-то происходит с вами?

Переводчик: Говорит, что у нее были проблемы с желудком, и они не были полностью решены. Например, с опущением жидкостей после еды есть проблемы. Очень медленно. Тяжело дается.

Руйман: Из-за этого она не умрет. Давайте посмотрим язык. Посмотрим пульс. Итак, то, что происходит с ней, это у нее очень бледный язык, а пульс показывает, что состояние жизненной энергии достаточно ослаблено.

Переводчик: У нее было видение об этом. Как будто уже не осталось жизни, что она уходит.

Интенсивность жизненного потока определяет восприятие транса

Руйман: Айяуаска усиливает реальность, реальное состояние, в котором мы находимся. С другой стороны, пульс сердца, который больше всего отображает состояние в данный конкретно момент, показывает, что она очень возбуждена и нервна.

Переводчик: Говорит, что сейчас очень нервничает. Что этот страх, который она пережила ночью церемонии оставил ее в состоянии беспокойства.

Руйман: Беспокойство и нервозность сверху, а слабость и недостаток, холод и страх снизу производят состояние большого беспокойства.

Переводчик: Это хорошая идея снова пить сегодня?

Руйман: Она чувствует эффекты? Думаю, да.

Переводчик: Да, в определенной степени достаточно сильно.

Руйман: Хорошо, она должна пить сегодня меньше. И если хочет, то я могу помочь ей, зачарую лекарство для нее этой церемонией, чтобы увеличить священное прикосновение. Но это будет мягкое зачарование, чтобы произвести энергию, а не что-то сильное, поскольку это покажет ей состояние пустоты и слабости, что снова может напугать ее.

Переводчик: Говорит, что нуждается в помощи. Очень. Но не осмеливалась просить об этом.

Руйман: Хорошо, она уже знает, что может просить. В то время как успокаивается. Это удовольствие для меня. Если хочет, то спустя неделю или две после церемоний, пусть напишет мне, и я вышлю ей рецепт трав, чтобы тонизировать жизненную энергию.

Переводчик: Да, конечно.

Руйман: Пусть не пьет, пока я не увижу ее.

Второй вопрос

Переводчик: Говорит, что у него болит голова по утрам после церемонии, но в течение дня боль проходит.

Руйман: Это происходит, во-первых, потому что «яхи» (лист, который смешивается с Натемом в приготовлении Айяуаски) имеют очень визуальное действие, освобождая ум, и их действие предназначено для того, чтобы показать Духа и природу, берущую свое начало из Него, все его творения в этом мире. Возможно, что ты все еще не способен позволить, чтобы это проявлялось само собой в своей чистоте без сопротивления. Возможно, поддерживаешь свое «я» в течение всей ночи, как если бы оно наслаждалось этими видениями, вместо того, чтобы освободить их. Как бы поддерживая их согласно своей точке зрения, играя с ними, или сжимая каким-либо образом. Входя в свой визуальный мир, чувствуете усталость и головную боль утром. Позже, когда эффект проходит, получается расслабиться, и головная боль уходит. В заключении я бы сказал, что тебе надо расслабить шею, расслабить глаза, не сжимай ничего, перестань привязываться, и позволь, чтобы Дух сиял сам, показывая природу, показывая, как из его кристалла совершенства берет свое начало небо, земля и вся жизнь, все существа. Мы были обучены так, чтобы не смотреть подобным образом. Всегда есть «я», есть сопротивление, монстр посредине, ранящий нас. Мы можем перестать наносить себе ущерб, это мы изучаем, и эти последние уроки болезненны.

Третий вопрос (прямое общение)

В течение церемоний я почти всегда ощущаю такие упорные сохраняющиеся движения. Как будто есть что-то, что контролирует мои движения. И я получил ответ, что это негативные лица или что-то контролирующее меня. Итак, лекарство пытается вывести эти вещи из меня. И это происходит. Но я пытаюсь понять, как много их во мне. И как много церемоний мне предстоит вытаскивать их из себя. Или я так сконцентрирован на этих лицах, что невозможно избавиться от них всех?

Руйман: Это правда, что когда мы отделяемся от Арутама, мы используем различные персонажи, с различными существами внутри нас, тенями, и мы позволяем им отделить нас от энергии, от нашей жизни, создавая реальность в наших умах, конечно же, и в наших ощущениях. Мы используем этот трюк не только с одним существом, а со многими… поскольку они постоянно ошибаются, а мы должны покрывать эти ошибки одну другой. Когда одни проваливаются, мы используем другие. И поэтому мы возвращаемся назад, и нам надо начинать сначала. Это безумный внутренний мир. Шаманизм учит нас, что путь к избавлению от этого не означает поиск каждого темного духа или понимание этой безумной процедуры, как это работает. Это не путь.

Темнота и боль приходит от нашего собственного сопротивления.

Путь заключается в том, чтобы идти к корню, к «я», к сопротивлению, что мы создали и используем в таких многочисленных оправданиях, питая много темных духов внутри себя. Если не будет места, если не будет дома, где они смогут жить, да, они исчезнут. Как дым. Но если ты все еще веришь в себя, в это сопротивление, которое ты называешь «я», то у них есть дом, у них есть ресурс к питанию. В течение церемонии не бойся забыть даже кто ты, или свое имя, даже где ты и твои воспоминания. Даже свои представления о будущем. Потому что если все это исчезнет, то ты узнаешь, что ты являешься всем существованием: небо, Земля, свежий ветер, моря, животные. Это означает исцеление самого себя от самых корней. Но в любом случае, ты делаешь свою работу хорошо, ты не знаешь как, но делаешь ее. Это происходит. Ты намного лучше сейчас, я, конечно, не достаточно хорошо помню твой первый раз, когда ты пил Айяуаску, но это было сложно для тебя. А сейчас ты другой человек. Некоторые вещи требуют времени, особенно шаманизм. Это неизбежно. Ты делаешь работу очень хорошо, брат. Мои поздравления.

Четвертый вопрос

Переводчик: Можешь ли назвать несколько значимых, самых важных вещей, о которых человек должен задуматься, который в первый раз пьет Айяуаску на церемонии?

Руйман: Соблюдал диету?

Переводчик: Говорит, что не соблюдал какую-то конкретную диету, но в любом случае мясо, молочные продукты почти не употребляет. Возможно был чеснок в каких-то из блюд.

Руйман: Сперва – диета. Поскольку если нас вытошнит быстро, то мы не сможем ничего сделать. Хорошо спать, отдыхать и беречь энергию, которую мы теряем путем эякуляции. Это является первым пунктом. Во-вторых, помнить, что все, происходящее на церемонии священно и имеет значение. Все хорошее и все плохое. И ты здесь, самое главное для того, чтобы выйти за пределы своей личности и всего, что ее составляет, чтобы слиться с силой, с Духом, из которого однажды был рожден. Шаманизм был искусством, культурой и путем, который дал смысл для жизни моих предков в джунглях. Это мой ответ.

Пятый вопрос

Переводчик: Как увеличить силу воли без жалости к себе? Поскольку он пронаблюдал, что когда начинает делать что-то, используя силу воли, то заканчивает, жалея себя. Как достичь того, чтобы иметь больше силы воли и силы, но более мягким способом?

Руйман: В общем, как и все в жизни, он говорит о силе воли, говорит о Жизни, о силе Жизни. Это сила воли. Например, приближаясь к жизни путем Шаманизма, с помощью Натема, Айяуаски, и заботясь после об этом единении с Табаком, это путь для увеличения присутствия Жизни в нас. А поэтому и силы.


Присутствие Жизни – это наличие силы воли


Не позволять, чтобы жизнь утекала, сила утекала. Быть бережливым с эякуляцией. Наполнять жизнь любовью и нежностью. Делать все необходимое в те немногие часы света, что у нас есть, чтобы это было важно для нас, что тебе нравится. И если сегодня нам что-то не нравится или не имеет значения для нас, то потихоньку мы улучшаем это, концентрируя себя на том, чего мы хотим добиться. Много времени медитировать, принимать Табак, заботиться о единении с Арутамом и постепенно позволить, чтобы Дух вел тебя. Давайте станем природой каждый раз все с меньшей и меньшей личностью.

Шестой вопрос

Переводчик: Кажется, что с самого детства, внутри он замечает, что есть какой-то персонаж, который постоянно шутит, надоедает. Ему достаточно больно осознавать это в течение церемонии.

Руйман: Это одна из личностей тени, поддерживающей твое «я» твердым. Она заставляет нам судить, критиковать, высмеивать себя в то время, как мы разбиваемся на кусочки. И нужно быть аккуратным, поскольку однажды это «я», меняя персонаж, может попробовать играть с тобой другим способом. Лечение от этого тоже самое, что я объяснял раньше. Нужно отпустить сопротивление до такого состояния, чтобы не было больше места, где может поселиться привязанность, никакой темный дух, никакое мнение. Чтобы не было никакого существа, тени, которая играет и смеется над нашими жизнями. И над жизнями других. Над миром.

Переводчик: Более конкретно что можно сделать? Попробовать расслабиться насколько это возможно?

Руйман: Я не могу сказать больше того, что уже объяснил. Сопротивление – это что-то, что мы должны найти и отпустить. Это временно- пространственный блок. Темное «я», прерывающее бесконечный поток, создающее некоторые ограничения. Мы должны перестать питать это, перестать верить в это. Перестать верить в суждения и во все, что мы хранили, чтобы питать это и иметь мнение больного. Это дело практики, и Айяуаска используется именно для этого в шаманизме. Поэтому нам иногда кажется такой жестокой, такой темной, такой беспощадной, такой мрачной. Поскольку она достает эту тень, показывает и выбивает из нас, показывая ее реальность нам, ее жалкость, и что мы постоянно хотим быть с этой тенью, с этим персонажем, оправдывая ее и не смотря на нее. С Айяуаской эта игра не проходит. Это хорошее вмешательство, хорошее лекарство для исцеление корней, основы любой человеческой ошибки и соответствующей ей болезни.